Category: армия

Фото в карточке т-2 и национальность в копии военного билета. Как выйграть суд?

Наказали нашу организацию. Выявили два нарушения: 1. кадровик зачем-то наклеял фотки работников на карточки т-2. (Форма карточки Т-2 вообще не предусматривает место для фото). Написали что обрабатываются избыточные по отношению к целям персональные данные (сослались на ч2 статьи 86 ТК). 2. Зашли в архив и нашли там копию военного билета уволенного. В ней есть графа национальность. Написали что нет согласия в письменной форме.
Вообщем, теперь предстоит нам суд. Думаю как выстроить линию защиты. Так как нарушения довольно явные, не могу понять как защищаться... Помогите пожалуйста!!! Может у вас будут какие-то идеи... Пора интересную судебную практику создавать. А то штрафы скоро поднимут, а они ко всякой фигне цепляются.

P.s. Нахожусь в отпуске, тут с интернетом проблема. Только вечером смогу выйти.
Комп

Бизнес на людском горе


Главная

В Фонд "Право Матери" с просьбой о помощи обратилась мать погибшего военнослужащего Мелкозерова Раиса Ивановна. Пожилая москвичка поведала нам весьма странную историю, случившуюся с ней:

"Я являюсь матерью погибшего военнослужащего Петаева Михаила. Мой сын погиб в 1994 году при исполнении обязанностей военной службы, проходя службу в войсковой части N 3723 (внутренние войска) в Нальчике. Мое обращение связано со следующими обстоятельствами. 4 сентября 2009 года возле подъезда моего дома ко мне подошел мужчина, представившийся адвокатом Мамедовым Эльдаром Акбар Оглы. Моей фамилии он, вероятно, не знал, так как назвал меня по фамилии погибшего сына - Петаевой. Сказал, что пришел по поводу погибшего сына, военнослужащего в/ч 3723 г. Нальчик. Зайдя за мной в квартиру, Мамедов предложил мне получить через суд какие-то деньги за сына: 600 тысяч рублей - мне, 100 тысяч рублей - моей дочери, но с условием, что я отдам ему половину указанных денег.Также Мамедов сказал, что в Москве проживает еще 5 семей погибших военнослужащих в/ч 3723. По словам Мамедова, он приехал в Москву не один, а с другом, Таутиевым Тимуром Борисовичем, который в настоящее время поехал по другим адресам. Кроме того, Мамедов оставил образец доверенности (сроком на 2 года), которую, он настаивал, я должна была подготовить для него (отчего я отказалась).

В связи с этим у меня возник вполне очевидный вопрос: откуда у адвоката появились мои личные данные? Кроме того, как мне известно, адвокат не имеет права навязывать свои услуги. Для выяснения ситуации я направила заявление в Прокуратуру РСО-Алания, откуда получила ответ, который шокировал меня: "Проведенной проверкой установлено, что в период с 2008 года по настоящее время должностными лицами войсковой части 3723 Ваши анкетные данные адвокатам Мамедову Э. А. И Таутиеву Т. Б. не сообщались. Из объяснения адвоката Мамедова Э. А. Следует, что в конце августа 2009 года Вы обратились к нему за оказанием юридической помощи, связанной с взысканием в судебном порядке с войсковой части 3723 компенсации за причиненный моральный вред, связанный с гибелью Вашего сына".

Уверяю Вас, что никаких писем я Мамедову не писала и ни о чем не просила, впервые узнала о нем в момент его визита. Считаю, что проверка по моему заявлению была проведена поверхностно, без надлежащей проверки достоверности объяснений Мамедова. Считаю, что действия Мамедова незаконны и должны быть пресечены".

В декабре 2009 года мы получили тревожную информацию из волгоградской общественной организации "Материнское право": адвокат Мамедов Эльдар Акбар Оглы гастролирует теперь по семьям погибших солдат в Волгоградской области, действуя по той же схеме, как в случае с москвичкой Раисой Ивановной Мелкозеровой.

Фонд "Право Матери" направил обращение в Генеральную Прокуратуру РФ, потребовав провести повторную проверку деятельности адвоката Мамедова Эльдара Акбар Оглы, принять меры по пресечению незаконных действий. Принять соответствующие меры дисциплинарного, административного или иного характера по отношению к лицам, способствовавшим разглашению персональных данных Мелкозеровой. Мы также потребовали указать прокуратуре РСО-Алания на недопустимость халатного проведения проверок по заявлениям граждан